ВВЕРХ

Мария Бихль. Маршрут построен.

«Это был шок. Я думала, подобное произойдёт в пенсионном возрасте». — Мария сказала второе «да» мужу, что означало окончательное «нет» всему, что она обожала: работе мечты, грандиозным проектам и отлаженной московской жизни, которая била ключом в режиме 24/7.

Мари Клэр и Мари Бихль

Однажды, листая журнал Marie Claire, будущая Мари Бихль наткнулась на небольшую заметку. Эффектная блондинка, позируя на берегу горного озера, красочно описывала, из чего состоит её работа. Дойдя до фразы «я исследую лучшие отели мира и передаю свои знания российской прессе», Маша задумалась: «Я тоже так могу! — Минутой позже подняла бровь, добавив: «Нас объединяет один университет. И, наконец, улыбнулась: «Она из Костромы, я — из Иваново!»

Через пять минут они беседовали по телефону. О своём страстном желании работать в этом же британском коммуникационном агентстве Мария немедленно сообщила лично генеральному директору PRCo. Оказалось, офисную трубку взяла та самая блондинка из Мари Клер.

— Мы набираем команду, приходите в Свиссотель. Послезавтра.

Длинная очередь из соискателей девятнадцатилетнюю Марию Дунаеву не смутила. Ее выбрали, почти сразу командировали в Лондон на стажировку, и вскоре уже она решала, чем будоражить умы читательниц русского глянца.

Пресс-туры, бизнес-трипы, пре-лончи и прочие спаренные неологизмы прочно вошли в её профессиональный словарь. Мария наращивала темп и довольно быстро стала руководителем группы, работающей с отелями сегмента люкс.

Лондон-Париж

Марии приходили заявки из Парижа — она разрабатывала лучшие маршруты для невероятных приключений французов в России.

А они отвечали симметрично. Во французских Альпах Маша впервые встала на лыжи. И поняла, что отныне — это её новая страсть. С тех пор гардероб Марии регулярно пополняется высокотехнологичными нанокомбинезонами последних коллекций. Цвет фуксии и сегодня — самый любимый.

«Переломный момент произошёл в 25 лет. Объездив полмира и поработав с Four Seasons, Six Senses, Belmond и десятками других  отелей, я почувствовала пресыщение. Поняла, что мне не очень интересно, когда только пиар, только тревел, только лакшери».

«Поняла, что мне не очень интересно, когда только пиар, только тревел, только лакшери».

Как человек, обожающий высокие скорости, Маша посмотрела в видоискатель жизни, быстро навела фокус, выбрала Кингстонский университет, получила MBA.

Дальше в её жизни появились диджитал, тех, финтех, банкинг. И… декрет. Но до всего этого случился Ленин.

Сталин-Ленин

Питер Бихль жил в Сталинской высотке на Котельнической набережной в Москве. Однажды, возвращаясь после романтического свидания, он увидел Его.

Будучи котоненавистником всю свою жизнь, Питер быстро достал из кармана мобильный телефон.

— Маша, тут котёнок на пороге. Я не могу пройти мимо. Как оставить этого ребёнка одного? Это невозможно. Что делать?

Маша привезла ветеринара, он провёл полный кошачий чекап, Питер улетел по делам в Нью-Йорк. Но душа его было спокойна.

Ведь его фрау сердца каждый день ходила к «ребёнку». Покормить, приласкать, поиграть, проследить. Ребёнок одобрительно моргал, фиксируя бурно развивающийся роман. (То свидание, кстати говоря, было первым).

«Выяснилось, что мы живём через мост, я на Очинниковской набережной, Питер — на Котельнической». И каждый день по этому мосту я ходила к Ленину.

«Высотка у меня сталинская. А почему бы в ней не пожить Ленину?» — вернувшись, рассмеялся Питер. Сказано-сделано. В паспорте кота так и записали. Как к этому отнёсся вождь, вначале было не совсем понятно, но вскоре он исчез. Маша и Питер долго искали его в подъезде, потом бегали вокруг дома и кричали дуэтом билингвально: «Ленииин! Где ты?» Соседи по сталинке косо поглядывали на парочку и бросали вслед: «Ну, эти иностранцы, вообще уже!»

Выяснилось, произошло страшное. Ленин выпал из окна седьмого этажа. Последовали операция, инъекции и долгая реабилитация.

«Высотка у меня сталинская. А почему бы в ней не пожить Ленину?»

Спустя месяц после второго «да» Мария вместе с Лениным вылетела из своей идеальной зоны комфорта, и с двумя чемоданами прибыла в аэропорт Швехат. Тогда она еще не знала, что тут, неподалёку — в соседнем терминале работает одна из главных активисток Russian speaking mums in Austria. До запуска легендарной группы оставалось немногим более трёх лет.

А Марию и Питера уже на в’езде в город накрыло венское волшебство Адвента.

Концерты у Ратуши (в трёх минутах ходьбы от дома), ярмарка на площади Марии Терезии, Рождественский базар младенца Христа на улице Фрейунг, а Культурный — перед дворцом Шёнбрунн. Хвоя, корица, улыбки, огни… Художественный Адвент на Карлсплац и Зимний рынок на Ризенрадплац. Глаз насыщался, ароматы смешивались — пунш согревал, глинтвейн обнадеживал.

Но когда роскошные люстры на улице Грабен погасли и в церкви святого Карла отзвучал последний госпел «Oh Happy Day!», в жизни фрау Бихль наступил этот странный день. Проводив мужа на работу, она медленно закрыла за ним дверь и остановилась. Впервые в жизни ей никуда не нужно было спешить.

«До встречи с Питером я обожала свою фамилию. Видимо, мне на роду было написано поселиться на Дунае».

 

«До встречи с Питером я обожала свою фамилию. Видимо, мне на роду было написано поселиться на Дунае».

«Ни одного человека не знаю. Околонулевой немецкий. Разница масштабов… Океей», — понижая голос на кварту, тихо пропела Маша и приняла вызов. Затем она вытащила из принтера два белых листа бумаги, первый разделила пополам, сверху повесила очень конкретный вопрос: «Что меня делает счастливой?» Ниже добавила подзаголовки: Москва. Вена. И стала методично заполнять столбики.

На втором листе А4 Мария выстроила «путь героини» как голивудский сценарист, и выглянув в огромное окно своего альтбау, посмотрела не на Ратушу — чуть дальше.

Маршрут построен

Свободный английский, любимый французский, дипломатический талант, редкое умение энергично звучать на даже на пианиссимо, нетривиально рифмовать своё имя и мгновенно налаживать контакт привели Машу в клуб, где собирались самые прогрессивные предприниматели Европы.

Через 3 месяца Маша работала в спорт-тех стартапе Runtastic, (*впоследствии проданный Adidas за 240 миллионов долларов, прим. Atpoint). Уже через год уровень знания немецкого у Маши соответствовал Ц-айнц, друзей с каждым днём становилось все больше.

«К лету я почувствовала себя счастливой. Вообще я не человек корпораций. Я люблю движение. Сегодня бежим в одном направлении, завтра — в обратном!»

Позднее бег в обоих направлениях состоялся в китайском тревел-юникорне Handy Travel, венгерской фин-тех компании Cellum Global…

А Ленин? А что Ленин? Он быстро адаптировался к своим негаснущим венским люстрам под четырёхметровыми потолками на Пиаристенгассе, но, переехав в собственную двухэтажную квартиру у церкви святой Гертруды, решил повторить московский трюк.

Как то вечером слух Маши уловил странный ударно-царапающий звук и долгую люфт-паузу. Секундой позже Маша смотрела вниз и шептала: «Нет! Только не это!»

Пожарные примчались в темпе вальса, вызволили русского кота и потом долго в изумлении смотрели друг на друга: как можно, упав с четвертого этажа, тряхнуть усами и спокойно отправиться дальше – по новым ленинским местам?

Одной группы крови

«Однажды, на третьем году проживания в Австрии и девятом месяце беременности, я обнаружила что ничего здесь на тему мам не знаю».

Нажав на кнопку «создать», будущая главная мама Австрии, открыла с одной стороны актуальный (с точки зрения мамповестки), а с другой — очень комфортный для девушек клуб Russian speaking mums in Austria. Еда, красота, адвокаты, горы, коляски, рубрики, ветки комментов — все настроено куда тоньше, чем того требуют новые алгоритмы Фейсбука. Атмосфера в группе погружает в очень уютное состояние. Здесь безо всяких спецэффектов достигнуто ощущение настоящего солнечного света, который начинает заполнять «лужайку перед домом» — с первого вопроса каждой новой мамы.

RSMIA — по сути государство в государстве. С прочерченными онлайн-улицами, где есть банки, юридические бюро, русские школы, департаменты полиматического и stem-образования, врачи, кино, вино, робототехника. Все «работает» круглосуточно. Вместо адресных табличек — говорящие никнеймы. Помочь, вдохновить, развеселить друг друга девушки всегда готовы моментально.

«Группу я создавала не для рекламы. Неожиданно из маленькой компании подруг у нас образовалась мощная платформа, где для родителей и специалистов, работающих с детьми, структурирована вся современная информация по здоровью, спорту, психологии, питанию. Я горжусь тем, какие у нас невероятно интересные девочки. Честно? Я серьезно отношусь к заявкам на вступление. И пятерым из десяти отказываю».

Входит супермама-финансист с пятничными вопросами обо всем, и сразу раздаётся заразительный хохот под никнеймом художника-фовиста. Билингвальная фея с громким спорткаром в прозрачной банке, йог с неоходьбой, нежнейший косметолог с массажем «Двадцать два», хедхантер-танцовщица и её полиматы, винный гид-фотограф, певица, стилист, комбинатор — в календарной сетке заняты все. Маша регистрирует хештеги, мама двойняшек по-соседски зовёт на пикник, коммуникатор-профи бронирует L’eo. Сертификаты летят косяком.

Стоит ли удивляться, почему покинув страну, никто не покидает эту группу? Ведь казалось бы — рашшн спиккинг мамс живут во всех странах. 

МИЯ

Девочка, ко дню рождения которой было создано это сообщество — пятилетняя Мия учится балету, занимается в английском театре, выдерживает четырехчасовые воскресные походы в горы. А серьезное изучение жизни молодых роботов в Австрии ей совершенно не мешает помогать позировать маме как профессиональная модель. На мгновение влетев в Машин кадр, она успевает поработать пяткой на невидимом каблуке, сменить три микровыражения лица и только потом расхохотаться, убегая вверх по лестнице. Карлу Лагерфельду, который однажды сопроводил показ коллекции запуском ракеты с космодрома Гран-Пале, такое сочетание талантов понравилось бы точно.

Мария, своим фирменным способом вглядываясь в будущее сквозь самовстроенный телескоп, важные точки для дочки расставляет сегодня: STEM Academy в Engineering for kids, школы «Гармония», «Модена», современный детский этикет. Какая долина в итоге Мие Бихль окажется ближе — Вахау или та, что завораживает через океан, покажет время.

А пока ветреными венскими вечерами мама и дочка читают лучшие книжки мирового детиздата у камина на пушистом ковре. Происходит этот ритуал, разумеется, не только зимой. Летом во всех модных гамаках с ними качаются разноцветные томики — в такт размеренной австрийской жизни в стиле Kein Stress.

Энергетический взрыв происходит в момент включения Zoom-камеры, когда Мария дважды в день собирает свою международную команду на пауэр-митинг, и коллеги в своих зеленых окнах сервиса с удивлением фиксируют, как становятся сильнее с каждой секундой.

«Первое место в Европе по KPI сразу после окончания карантина — наше!» — лучезарно улыбается Маша. Держать в тонусе и заряжать турбо-энергией она умеет.

Сейчас Мария Бихль работает в OYO — одной из самых амбициозных и быстрорастущих туристических технологических компаний в мире и отвечает за развитие европейского бренда Belvilla на австрийском рынке.

«Если хотите забронировать шале или домик в горах — это к нам! Если понадобится замок девятнадцатого века с двадцатью двумя свободными комнатами и личным озером — мы ждём вас».

Schloss aus dem 19. Jahrhundert. ©️ Bild: Belvilla/OYO Vacation Homes

«Если хотите забронировать шале или домик в горах — это к нам! Если понадобится замок девятнадцатого века с двадцатью двумя свободными комнатами и личным озером — мы ждём вас».

Чтобы выполнить миссию — стать крупнейшим брендом в мире в области приема и размещения гостей, и удовлетворить все их потребности, мы создали новые продукты на стыке недвижимости, гостеприимства и технологий.

К услугам клиентов OYO коворкинг, коливинг, дома для отдыха и отели. Команда под управлением Марии ежедневно соединяет традиции с тенденциями и создаёт интригующий и очень привлекательный для всех сторон глобал-тревел-тех-проект. Все, как любит Маша.

Мои пять точек в Вене

1. Однозначно, мое место силы и продолжение моей кухни — рынок Kutschkermarkt в 18-ом районе (там меня можно встретить и на детской площадке, и за чашкой кофе с подругами, и в любимом рыбном ресторане за ужином! Да, и бранч на выходных после всех закупок — это святое!)

2. Тут же недалеко от дома виноградники и гора Каленберг — могу бродить часами и медитировать.

3. Обожаю венские крыши со всех ракурсов, особенно бары с видом (например, Bar Dachboden в отеле 25 Hours или Aurora Rooftop Bar в отеле Andaz).

4. Что касается ресторанов, меня можно часто встретить в Seven North в седьмом районе (там отличные бранчи с Kinderbetreuung), все вкусно и стильно — наверное, самый инстаграм-френдли ресторан в Вене.

5. Бесспорно, Альбертина (кстати, недавно открылась Альбертина Модерн — VIENNA’S NEW MUSEUM OF MODERN ART. Собираюсь туда в ближайшее время!)

Текст: Агнесс Оганесян
Фото: Юлия де Робертис,
Пресс-служба, личный архив Марии Бихль
Стиль: Мария Зако
Макияж, прическа: Юна Пух
Украшения: Ani’s Worlds I anisworlds.com
Sandersen Jewelry I sandersen.com

 

Юлия Де Робертис
«Я – фотограф-художник. Люблю снимать портреты. Фотографию воспринимаю как способ раскрыть характер человека, иногда – человека-бренда или даже характер самого бренда. Случается, что порой достаточно одного мгновения, а иногда – это целая серия историй. Историй в моде или рекламе».

 

Юна Пух
«Я – стилист-имиджмейкер и визажист. Люблю преображать людей, раскрывая их внутреннюю красоту. Моя цель – это незаметная и мягкая трансформация. Без потрясений. Когда в зеркале клиент видит свой новый образ и это — результат его внутреннего преображения».

 

Мария Зако
«Имея за спиной образование инженера-строителя и диплом кандидата технических наук, после рождения трёх детей и переезда в Австрию я ушла полностью и без оглядки в цветовые палитры, колориты внешности, геометрию тела, построение основательного фундамента «умного» гардероба, где каждая вещь на 100% отражает внешнюю и внутреннюю индивидуальность человека. Меня вдохновляют минимализм и осознанность потребления. Мой девиз в работе «Одежда работает на вас, а не вы на неё»!